Статья полковника в отставке В.М. РАЕВА

ЧТОБЫ ИМЕТЬ БОЕСПОСОБНЫЕ ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ, НУЖНО УМЕТЬ СЧИТАТЬ И ЭКОНОМНО РАСХОДОВАТЬ ДЕНЕЖНЫЕ СРЕДСТВА


Представляя  фрагменты своих фронтовых воспоминаний, бывший военный финансист полковник в отставке профессор Вениамин Михайлович Раев, отметивший в сентябре 2010 года свое 90-летие, выразил некоторую озабоченность. Его одолевало сомнение: сумел ли он выполнить поставленную перед собой задачу — осветить деятельность финансовых органов в боевых условиях с помощью памятных эпизодов из личной жизни, не заслонило ли это личное то общее, что так важно для понимания сути финансовой деятельности во фронтовой обстановке. А это общее, по словам Вениамина Михайловича, содержится в простой истине: чтобы иметь боеспособные вооруженные силы, которые в случае нужды одолеют любого врага, помимо подготовки умелых, стойких

и преданных бойцов и командиров, помимо наличия современных техники и вооружения нужно уметь считать и экономно расходовать денежные средства. Думается, своей цели В.М. Раев достиг. Впрочем, о том судить читателям.

 

Обрушившаяся на нашу страну в 1941 году агрессия фашистской Германии и ее сателлитов в корне изменила планы и намерения большинства граждан Советского Союза, в том числе и мои — выпускника педагогического факультета Ленинградского финансово-экономического института. Помню митинг, который состоялся у нас 23 или 24

июня. В конце его многие студенты, прежде всего комсомольские активисты, подали заявления о добровольном направлении их на фронт.

В день сдачи последнего государственного экзамена, 30 июня, едва успев получить диплом об окончании вуза, я вместе с другими добровольцами был вызван в Куйбышевский райком комсомола Ленинграда, где нам дали направления на медицинскую комиссию при райвоенкомате. Так началась моя служба в Красной армии. В свою же родную, как говорится, стихию я попал лишь в октябре, получив назначение на должность начальника финансового довольствия управления 180-й стрелковой дивизии (тогда эта должность называлась завдел-казначей) с присвоением офицерского звания техник-интендант 2 ранга. Приняв дела далеко не в идеальном состоянии, особенно в учете, приступил к исполнению новых обязанностей. Не имея подготовки по профилю военного финансиста, на первых порах, конечно, испытывал большие трудности.

Командование дивизии, несмотря на занятость боевыми действиями, уделяло большое внимание финансовым вопросам и особенно выплате денежного довольствия личному составу. Вспоминается один случай. Комиссару соединения полковому омиссару В.В. Бабицкому при посещении им отдельной химроты была заявлена жалоба о задержке выплаты денежного довольствия рядовому и сержантскому составу. Виноватым в первую очередь нужно было считать командира подразделения, который своевременно не представил раздаточную ведомость. Я же, зная о том, начальству не доложил, не решаясь обращаться к нему по такому, как мне казалось, незначительному вопросу. После этого мне было сделано соответствующее внушение. Смысл его состоял в том, что я, видимо, не вполне понимаю своей роли финансиста и сути своего влияния на политико-моральное состояние бойцов при своевременном обеспечении их денежным довольствием. Так мне внушал комиссар, а потом к нему присоединился еще и командир дивизии полковник И.И. Миссан, «кабинет» которого находился в той же землянке, что и «кабинет» комиссара, но только отгороженный плащ-палаткой. Они приказали мне докладывать о любых фактах нарушения финансовой дисциплины, а также по другим финансовым вопросам, если возникнет необходимость их личного вмешательства. Этот разговор я накрепко запомнил и сделал на будущее самые серьезные выводы.

В мае 1942 года произошли существенные изменения в деятельности финансовой службы частей и соединений действующей армии в сторону улучшения выплаты денежного довольствия. Прежде всего это связано с введением для командного и начальствующего состава расчетной книжки вместо денежного аттестата, который выдавался военнослужащим при их убытии из части. Во фронтовых условиях такой аттестат получить было сложно, а в ряде случаев — невозможно, например при эвакуации после ранения. Расчетная же книжка постоянно находилась у офицера и предъявлялась начальнику финансового органа при получении денежного довольствия. Последний отрезал имеющийся в книжке талон на определенный месяц года и возвращал книжку военнослужащему. Указанный талон оставался в качестве документа, подтверждающего факт выплаты денежного довольствия.

В августе 1942 года неожиданно закончилась моя служба в 28-й гвардейской стрелковой дивизии. После того как командиру дивизии поступила соответствующая телеграмма из отдела кадров 11-й армии, меня откомандировали в распоряжение полевого отделения Госбанка СССР № 170.

На первом же совещании в полевом отделении, где я присутствовал, нашу полевую кассу критиковали за слабую работу по привлечению вкладов военнослужащих. Одной из причин такого неудовлетворительного положения была позиция начальника финансового отделения бригады, который не требовал развития столь важной работы от начальников финансовых органов частей, считал это дело второстепенным, не входившим в их обязанности. Он относился к такому типу служак, которые не хотят ничего нового в работе.

Личный состав нашей полевой кассы решил взять инициативу в свои руки. Эффективным оказался изобретенный нами способ привлечения вкладов: соответствующую работу стали проводить непосредственно в частях и подразделениях бригады.

Оформив значительное количество вкладов в штабе батальона, мы вместе с замполитом побывали и в подразделениях. Путь к ним пролегал под обстрелом противника, поэтому некоторые участки пришлось преодолевать ползком.

Наши «походы» сопровождались разъяснительной работой об условиях и преимуществах вкладных операций. К ним относились: сохранность и тайна вклада; получение дохода исходя из 3 проц. годовых от суммы вклада; по вкладной книжке, оформленной полевым учреждением Госбанка, ее владелец мог получать деньги в любом полевом учреждении или сберегательной кассе на территории СССР; вкладчик мог завещать свой вклад, что на войне имело немаловажное значение, ибо никто не был застрахован от гибели или ранения.

Для передачи опыта работы по развитию вкладных операций и безналичных расчетов я был командирован в прибывшую на фронт лыжную бригаду. Командование бригады разрешило провести совещание с финансовыми работниками. Беседовал я и с на-

чальником политотдела, который обещал поддержку в деле привлечения вкладов.

В начале марта 1943 года я был вызван в полевое отделение Госбанка СССР. Начальник отделения майор Г. Кузькин предложил мне должность начальника полевой кассы Госбанка № 1173 при 15-й артиллерийской дивизии прорыва резерва главнокомандования.

Служба в этом качестве была весьма сложной и ответственной. 15-я артиллерийская дивизия представляла собой мощное соединение. В ее составе были три артиллерийские бригады по три полка каждая, две отдельные бригады артиллерии большой мощности, части обслуживания.

Как выяснилось, большинство частей дивизии не ревизовалось со дня их прибытия из мест формирования. Узнав об этом, подполковник Савчук рекомендовал немедленно провести ревизии во всех подчиненных частях.

В течение месяца были проведены ревизии финансово-хозяйственной деятельности почти во всех полках, отдельных бригадах, в результате чего выявилось много, причем на довольно крупные суммы, финансовых нарушений. Был подготовлен соответствующий приказ комдива, в котором отмечались наиболее часто встречавшиеся нарушения финансового законодательства и нормативных актов с упоминанием конкретных виновников. Всех их, в том числе и нескольких командиров бригад и полков, привлекли к материальной ответственности. Этот приказ повысил авторитет финансовой службы и помог нам в дальнейшей работе.

В годы Великой Отечественной  войны постановлением Государственного комитета обороны и приказом народного комиссара обороны СССР вводились премии, стимулировавшие боевую деятельность личного состава (за сбитые самолеты и подбитые танки противника и др.). В условиях нашей дивизии важную задачу составляли сбор и сдача стреляных гильз. Система денежных премий была установлена приказом НКО СССР в мае 1942 года. В 1941—1942 гг. наши войска испытывали острый недостаток в артиллерийских снарядах. Для изготовления гильз использовалась латунь — сплав таких ценных металлов, как медь и цинк. Отступление наших войск привело к тому, что гильзы

не возвращались, а это сдерживало производство снарядов. Поэтому главное командование Красной армии ввело материальное стимулирование личного состава за сбор и сдачу стреляных гильз. Указанная премия в расчете на одну гильзу в зависимости от ее калибра составляла: 37- и 45-мм — 5 рублей, 75- и 85-мм — 10 рублей, 107-, 122- и 152-мм (пушечная) — 12 рублей.

При сдаче гильз органами артиллерийского снабжения оформлялись соответствующие документы, которые потом предъявлялись отделам или управлениям артснабжения армии или фронта. Последние определяли нам ассигнования на выплату премий за счет статьи расходов «Содержание артиллерийского имущества». На основании этого и назначались бюджетные суммы для выплаты премий.

Приказом командира дивизии премии распределялись по частям пропорционально сведениям начальника артиллерийского снабжения дивизии о количестве

сданных гильз по калибрам. Размер премии офицерам не мог превышать месячный оклад денежного содержания. Премии могли выплачиваться лишь военнослужащим, принимавшим непосредственное участие в организации этого дела, сборе и сдаче гильз. Сбор и сдача стреляных гильз имели не только боевой, но и экономический эффект. По данным Главного артиллерийского управления НКО СССР, сумма выплаченных премий составила лишь 16 проц. стоимости сданных стреляных гильз.

Участие финансового отделения в организации работы по выплате указанных премий не только добавляло нам хлопот, но и повышало наш авторитет среди командиров частей дивизии.

Важной отраслью работы финансового отделения дивизии являлся систематический финансовый контроль. Основной формой контроля в период войны оставалась ревизия финансово-хозяйственной деятельности воинских частей.

Однако практика финансирования войск в условиях боевых действий потребовала введения новых форм контроля. Так, по инициативе довольствующих финансовых органов ряда фронтов и армий стала практиковаться предварительная проверка раздаточных ведомостей до выплаты денежного довольствия личному составу. Эта инициатива была поддержана Финансовым управлением Красной армии, по указанию которого эта форма предварительного контроля с марта 1942 года стала обязательной и полностью себя оправдала. Она позволяла предотвращать переплаты и недоплаты денежного довольствия, выдавать частям реальные суммы денежных средств для его  выплаты, а также обучать финансовых работников правильному его начислению.

Контрольная книжка стала выполнять роль денежного аттестата части.

Таким образом, в период войны в действующей армии сложилась система предварительного, текущего и последующего контроля. Классификация финансового контроля по последовательности его проведения является общепризнанной в современных условиях. Так что опыт финансовой деятельности, приобретенный в боевой обстановке, оказался востребованным и в мирное время. Помогает этот бесценный опыт и сейчас.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *